Телефоны приемной:
+7(952) 972 5000
+7(952) 813 9006

Отрывок из книги «Врачебная ошибка» Марии Вороновой

05 февраль 2019, Вторник
359
0
«Врачебная ошибка», М. Воронова

Ира бы все устроила, с неожиданной тоской подумал Константин Алексеевич.

Женился он, как большинство однокашников, на третьем курсе военного училища, может быть, не по сильной страсти, но по большой симпатии.

А почему Ира за него вышла, он так никогда не знал. Спокойная и веселая девушка, она превратилась в надежную спутницу жизни, настоящую боевую подругу, и когда до него ветром сплетен доносило мусор чужих семейных отношений, Костя искренне недоумевал – неужели такое бывает на самом деле? Неужели возможны ещё какие-то формы семейной жизни, кроме мирного доброжелательного сосуществования?

Думая о жене, он непроизвольно вспоминал расхожую фразу «крепкий тыл», и, несмотря на банальность, точнее про неё сказать было нельзя.

Костя был занят сначала учебой, потом карьерой и, возвращаясь домой, пусть даже это была крохотная комнатка в общежитии, всегда находил сияющий чистотой интерьер, вкусную еду и ухоженных воспитанных детей. Когда его отправили служить в Чечню в самое горячее время, жена провожала и ждала его именно так, как нужно, и Константин Алексеевич знал, что если погибнет, Ира поднимет детей сама и выведет их в люди. Наверное, поэтому, сильный её любовью и верностью, он не боялся смерти.

Они мало говорили, почти никогда не обсуждали его службу, её работу рентгенолога, короткие беседы за ужином касались в основном успехов детей, причём Константин Алексеевич начинал клевать носом где-то посередине рассказа.

Но был у Иры удивительный дар: чувствовать его настроение и в нужный момент одной короткой фразой перечеркнуть все напрасные тревоги и заботы. Он помнил ярко, выпукло, как сидел за столом в узкой кухне их старой квартиры, смеялся над шуткой жены и был совершенно счастлив. Ощущение счастья помнил, но ни одной шутки вспомнить не мог.

Потом карьера, двигавшаяся вперёд уверенно, но умеренно, неожиданно дала стремительный взлёт, и Константин Алексеевич сел в губернаторское кресло.

Ира обрадовалась, но так, что ясно было: останься муж простым полковником в отставке, она уважала бы его не меньше.

После сорока лет жена очень располнела, кажется, переживала из-за этого, хотя для Константина Алексеевича это ничего не изменило. Ира была его жена, родной человек, и в постели лишние килограммы ему совсем не мешали.

Он считал жену такой же неотъемлемой частью своей жизни, как он сам, поэтому, когда закрутил роман с ослепительно красивой девушкой-референтом, даже не предполагал, что это способно изменить его жизненный уклад. В общем, и роман-то был не роман, а непонятно что. Ни влюблённости, ни упоительного секса, ни даже кризиса среднего возраста, просто мутное понимание, что губернатор должен иметь красивую юную любовницу. Почему-то он, всегда придерживающийся собственных суждений, в этом вопросе повёл себя как ребёнок, по принципу «раз все так делают, то и мне надо».

Эти отношения так мало значили для Константина Алексеевича, что он даже не особенно заботился их скрывать, уверенный, что в случае «провала» Ира снисходительно отнесётся к его интрижке. Она действительно узнала об измене, но вместо слез, упрёков и прощения в три дня собрала вещи и улетела в Петербург, в их старую квартиру.

Уже два года они жили врозь, официально не разводились, но и не разговаривали. Дети отнеслись к разрыву родителей по-разному. Дочь объявила отцу бойкот, а сын остался в доме губернатора, хотя в глубине души Константину Алексеевичу хотелось, чтобы было наоборот. Наверное, такова доля многих отцов, узнавать, что то ли Бог распорядился, то ли они сами что-то напутали, и сыновья у них родились как девушки, а дочери – с сердцем воина.

Обсудить
Loading...
Добавить комментарий
Комментарии (0)
Прокомментировать
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Наш коллектив
Партнеры