Телефоны приемной:
+7(952) 972 5000
+7(952) 813 9006
» » Полезное чтение. 10 книг от главного редактора Storytel Анастасии Завозовой

Полезное чтение. 10 книг от главного редактора Storytel Анастасии Завозовой

24 март 2020, Вторник
14
0

В руб­ри­ке «По­лез­ное чте­ние» мы про­сим экс­пер­тов в об­ла­сти об­ра­зо­ва­ния, дру­зей «Цеха» и из­вест­ных лю­дей рас­ска­зать нам о нон-фикшн кни­гах, ко­то­рые по­мог­ли им в ка­рье­ре, са­мо­раз­ви­тии и са­мо­об­ра­зо­ва­нии. В но­вой под­бор­ке сво­им спис­ком лю­би­мой и по­лез­ной ли­те­ра­ту­ры де­лит­ся Анастасия Завозова, переводчик, главный редактор книжного аудиосервиса Storytel, соведущая подкаста «Книжный базар». 

Мортен Стрёкнес, «Времена моря или Как мы ловили вот ТАКЕННУЮ акулу с вот ТАКУСЕНЬКОЙ надувной лодки»

Очень северная и прохладная история о том, как два мужика отправились ловить акулу, но по дороге словили поток, и получилась книжка. «Времена моря» — это такой всеобъемлющий нон-фикшн обо всем морском и рыбном, но рассказанный так, что по форме он приближается к скандинавским сказаниям и «Моби Дику», и уж точно не имеет ничего общего со, скажем, «Справочником моряка и рыболова». Жизненные истории, рыбацкие байки, море как символ и море как море, морская поэзия и серо-синие лирические зарисовки — вот о чем эта ни на что не похожая книга.

Джон Берендт, «Полночь в саду добра и зла»

Увлекательный нон-фикшн романного типа, который бы я рекомендовала прочесть всем начинающим журналистам. Его автор, Джон Берендт, за эту книгу был номинирован на Пулитцеровскую премию, и после того, как прочтешь «Полночь…», становится понятно, почему. В развлекательной журналистике иногда — и очень некстати — вдруг берет верх достаточно цветистый стиль, когда текст вдруг начинает истекать салом от лишних прилагательных, и читать такое, даже в пределах небольшого текста, бывает ужасно утомительно. Книга же Берендта — это пример того, как можно выдержать жанр развлекательного репортажа на протяжении целой книги, ни разу не сбиться и запечатлеть целый город — исчезающую вместе с подходящим к концу веком южную Саванну — с литературной точностью, близкой к фотографической. В результате книга, которая родилась из заметок о колоритных южанах и отчетов о громкой судебной драме, читается буквально как роман, рождающийся из самой жизни — как будто бы без всякой помощи со стороны писателя.

Полезное чтение. 10 книг от главного редактора Storytel Анастасии Завозовой

Анна Достоевская, «Воспоминания»

Мне кажется, это одна из самых честных книг о том, как жить — и выжить — с творческим человеком. Хардкорный селф-хелп по сосуществованию с писателем, если хотите. Разумеется, это еще и донельзя завораживающая история о растяжимости любви, о том, сколько любовь всего может выдержать, но я читала эту книгу как своего рода уникальный исторический триллер о том, как, во-первых, выкупить из заклада серебряные ложечки и перезаложить вместо них кацавеечку, чтобы было чем расплатиться с долгами мужниного брата, а во-вторых, как структурировать творческого человека, чтобы он хотя бы иногда приносил доход.

Кадеты, гардемарины, юнкера. Мемуары воспитанников военных училищ XIX века

Лучшими пособиями для переводчиков художественной литературы я считаю всевозможные личные документы разных эпох — дневники, мемуары, письма — потому что в них зачастую сохраняется бытовой, разговорный, живой, не предназначенный для публикации язык. Чтение таких документов очень помогает, во-первых, взглянуть на привычный тебе язык по-другому, а бесконечное расширение словесного кругозора очень важно для переводчика, потому что в переводе ты никогда не создаешь совершенно свой текст, это всегда воссоздание чьего-то чужого голоса. Во-вторых, именно в такого рода прозе можно выловить какие-то незатасканные, совершенно выпавшие из обихода слова, которыми можно при случае «подкрасить» переводной текст. Сборник «Кадеты, гардемарины, юнкера» — это такой почти вековой срез дворянского мужского письма, где-то почти до современного сухой и нейтральный, где-то откровенно сентиментальный, но в целом — дающий хорошее представление о том, как должно было выражаться более-менее образованному человеку в 19 веке, потому что через военные корпуса проходило какое-то невероятное количество дворянских детей, для которых это образование оставалось единственным.

Андрей Зорин, «Появление героя. Из истории русской эмоциональной культуры конца XVIII – начала XIX века»

Очень подробный, глубокий, хорошо проработанный и совершенно нескучный нон-фикшн о том, как литература может сформировать эмоции целого поколения. Книга Зорина сконструирована вокруг дневников тонко и подробно думающего мятущегося протоинтеллигента Андрея Тургенева, который пытается не только жить, но и чувствовать в соответствии с интеллектуальными бестселлерами эпохи сентиментализма — от Карамзина до Гёте.

Кейт Саммерскейл, «Бесчестие миссис Робинсон»

Всем любителям жанра true crime я рекомендую книги Кейт Саммерскейл, которая делает отличные беллетризованные отчеты громких криминальных дел и судебных процессов викторианской эпохи. «Бесчестие миссис Робинсон» — это история о скандальном бракоразводном процессе, затеянном из-за того, что жена оказалась мысленно неверна мужу. Миссис Робинсон, явно неудовлетворенная эмоциональной составляющей своего брака, вела подробный дневник, где предавалась адюльтеру — в уме. Кроме подробного и увлекательного описания совершенно абсурдного судебного процесса, которым в результате окончились ее невинные фантазии, в книге много поразительных сведений о том, как в 19 веке любое проявление женской неудовлетворенности мужем и собственной сексуальной жизнью списывали на истерию и довольно-таки неприятно лечили, скажем, принудительными холодными обливаниями и унылой диетой.

[img]"[/img]

Халли Рубенхолд, The Covent Garden Ladies: Pimp General Jack and the Extraordinary Story of Harris' List

В 18 веке неудачливый и очень плохой поэт Сэмюэл Деррик сделал себе имя, рекламируя дам полусвета — разной степени доступности. Деррик очень долго издавал популярный «альманах для джентльменов», который назывался «Список Харриса» — по имени Джека Харриса, легендарного лондонского сутенера георгианской эпохи. До того, как к списку приложил руку Деррик, «Список Харриса» ходил в виде прямолинейного каталога, где ничего не было, кроме имен, адресов и расценок. Но Деррик подошел к делу с точки зрения профессионального копирайтера и снабдил каждый адрес поэтическим описанием самой дамы, спектра предоставляемых ей услуг и прейскуранта. Халли Рубенхолд удалось раскопать истории этих, доселе невидимых людей — Сэмюэля Деррика, Джека Харриса и Шарлотты Хейз — одной из самых известных куртизанок того периода, история которой неотрывно связана со «Списком Харриса».

Три аудиокниги

Довольно много нон-фикшна я слушаю в аудио, и особенно хорошо, когда его читает сам автор — обычно он гораздо лучше чтеца может объяснить (голосом, интонацией, верно расставленными паузами) то, что он или она, собственно, имели в виду.

Аманда Монтелл, Wordslut: A Feminist Guide to Taking Back the English Language

Очень базовый путеводитель по гендерной истории английского языка и происхождении основных англоязычных ругательств, который очень живо и подкупающе начитан самой Амандой Монтелл.  Монтелл приводит много неожиданных примеров того, как, например, в изначально нейтральных гендерных парах слово, относившееся к женщине, постепенно теряло нейтральность в сторону ухудшения. Так, скажем, слова buddy и sissy произошли от слов brother и sister, но если слово buddy до сих пор сохраняет положительное значение («друган»), то sissy - стало уничижительным, особенно если (когда) используется по отношению к мужчине («тряпка», потому что самая обидная инвектива для мужчин, как правило, — сравнение с женщиной).

Элизабет Гилберт, The Big Magic

Кроме того, что эта небольшая книжка — одно из самых трезвых и практичных пособий для того, как организовать жизнь любого творческого человека, я всегда и всем рекомендую слушать ее только в исполнении самой Элизабет Гилберт. Она очень тепло, очень доступно (и очень четко, это еще и отличная книга для тех, кто хочет прокачать английский) рассказывает о том, как она стала писательницей (это было не так-то просто) и делится действительно ценными советами о том, как прокачивать писательское мастерство, как справляться с многочисленными отказами, как редактировать и резать собственные тексты и как — самое главное — поверить в магию творчества.

Альфред Лансинг, «Лидерство во льдах. Антарктическая одиссея Шеклтона»/Endurance

У этой книги есть русский перевод, но я все-таки очень советую найти англоязычную версию, которую начитал Саймон Преббл. Мало того, что история о том, как экспедиция Шеклтона сначала пропала во льдах, а потом мужественно спаслась, читается как напряженный роман из жизни полярников, так еще и Саймон Преббл озвучил эту историю как-то совершенно увлекательно, превратив обычный по сути нон-фикшн прямо в триллер.

«Цех» — медиа о непрерывном образовании взрослых людей. Мы целиком захвачены идеей постоянного развития личности — профессионального, интеллектуального, эмоционального и даже духовного. Мы исследуем, как, чему и где лучше всего учиться и, главное, зачем. Если вам понравился этот материал, подпишитесь, пожалуйста, на нашу почтовую рассылку.


Источник
Обсудить
Loading...
Добавить комментарий
Комментарии (0)
Прокомментировать
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Наш коллектив
Партнеры