Телефоны приемной:
+7(952) 972 5000
+7(952) 813 9006

Специфика романа Павла Крусанова "Укус Ангела"

02 январь 2020, Четверг
424
0

Сегодня я хочу рассказать вам о малоизвестном авторе Павле Крусанове и его романе «Укус ангела», который увидел свет в 1999 году. Этот текст вызвал оживленную дискуссию среди читающей публики, попал в университетские списки, но, можем с уверенностью это сказать, уже по прошествии 20 лет, культового статуса роман так и не обрел. А имя Крусанова осталось известно только узкому кругу читателей.

Сразу оговорюсь, сегодняшняя статья адресована, в первую очередь, тем кто еще не читал «Укус ангела». Это, своего рода, инструкция по применению «как читать Крусанова», а главное, почему его читать. По крайней мере, этот роман прочесть стоит, поэтому расслабьтесь, никаких спойлеров.

Итак, начнем с вопроса, кто такой Павел Крусанов. Ключевым фактором биографии прозаика я бы назвала вхождение в состав группировки так называемых санкт-петербургских фундаменталистов. Это компания питерских писателей и художников, деятельность которых напоминает что-то среднее между философским кружком и литературной студией, эдакой вариации масонской ложи. Фундаменталисты мечтают о восстановлении Российской империи, пишут письма президенту (письма, конечно же, исполнены серьезной самоиронии), осуществляют мистическую деятельность, направленную на изменение текущего положения вещей в мире. К фундаменталистам можно относиться, конечно же, не серьезно, но так или иначе они в игровой форме воссоздают ту модель интеллектуальной деятельности, которая отражена в их творчестве, по крайней мере у писателей Секацкого и Крусанова. Не удивительно, что и романы Крусанова посвящены этой же теме: реорганизации, перестройке страны и действительности в целом.

В романе «Укус ангела» Крусанов работает с тематикой альтернативной истории, вводя в текст характерные черты псевдоисторического романа, детектива, фэнтези. Итак, перед нами картина России, судя по всему, примерно 90х годов двадцатого века, почти что наши дни. Но этот мир сложно узнать: в России не произошла революция, сохранился монархический строй, Первой и Второй мировых войн не было, в Америке победил рабовладельческий юг и все в таком духе.

Мир Крусанова можно описать модным словом эпичный: земной шар делят две могущественные империи, во всех концах света то и дело вспыхивают восстания и военные конфликты, которые подавляются с удивительной жестокостью, а на полях брани соседствуют кавалерия и танки, мечники и автоматчики, подрывники, ассасины и маги. Милитаризм и насилие – это то, что пронизывает художественный мир «Укуса ангела». Крусанов рассказывает о казнях, о пытках, о страшных военных катаклизмах.

Здесь я бы рискнула провести параллель с миром «Игры престолов», которая также, несмотря на фантастическую природу, живет по жестоким законам нашей действительности. Черты фэнтези не сглаживают, а напротив, подчеркивают натуралистичность, жизнеподобие художественной действительности.

Но мир Крусанова развивается не только за счет насилия, читая роман, вы невольно будете задаваться вопросом: почему же происходит вся эта жесть? И сам текст даст нам различные ответы. Первый, самый очевидный, я назову – миром движет любовь. Но увы, этот оксюморон, объединяющий смерть, любовь герменевтический круг, оказывается в тексте далеко не самым трагичным.

Конечно, же в мире Крусанова есть маги, формально это позволяет отнести «Укус ангела» к фэнтези, но мне ближе точка зрения исследователей, которые говорят о неомифологической природе этого текста. Если вы любите мифологию, вы точно полюбите этот роман. Глобалистский пафос заставляет Крусанова смешивать самые разные мифологии: греческую, славянскую, мусульманскую, гностическую, христианскую, ну и, конечно же, создавать уникальный мифологический сплав на стыке различных культур. Помните, как у Гомера боги вступают в людские схватки? Крусанов действует все же тоньше, не вводя божества в мир напрямую, но наделяя отдельных персонажей буквально божественной волей и силой, поэтому военные конфликты у Крусанова настолько шикарны. Он сталкивает на полях сражений не только армии, но и культуры, мифологии национальные и философские идеи.

Я бы не рассказывала вам об «Укусе ангела», будь он просто качественным псевдоисторическим фэнтези. Крусанов – умный, глубокий писатель с отличным культурным бэкграундом, и создает он свой текст, отражая в нем, вольно или невольно, постмодернистское восприятие действительности. Это ощущается даже на поэтическом уровне, как вам, например, идея такого симулятора: царственный наследник, который наследует принципиально отсутствующую, несуществующую землю? Или реализованная метафора прогнившего монархического строя: живой мертвец, восседающий на троне империи.

Отдельного внимания заслуживают отсылки к различным художественным философским текстам. Их тут множество, они украшают нарратив и позволяют автору вести полемику со знаменитыми философами, и даже работают, как обманки, заставляя нас воспринимать тот или иной сюжетный твист то с недостаточной серьезностью, то напротив, слишком буквально.

Крусанов расставляет множество ловушек для читателя: несовпадение сюжета и фабулы, меняющиеся маски персонажей, запутанный сюжет и сложная метафизика, в которой не просто разобраться с первого раза. Примечательно, что в романе Крусанов ссылается на книгу своего товарища, фундаменталиста Александра Секацкого, которая называется «Моги и их могущества», из которой мы можем почерпнуть информацию о том, что же происходит на самом деле в мире «Укуса ангела». «Укус ангела» сравнивают с различными текстами мировой литературы от Гомера до Толкиена. Я бы рискнула провести параллель с «Generation П» Виктора Пелевина. Пелевин показывает кухню рекламщиков, а Крусанов демонстрирует работу политтехнологов, спичрайтеров, политиков и боевых генералов. При этом тексты Пелевина и Крусанова объединяет идея хаоса, в который вот-вот будет погружен мир. Помните, как для успеха на выборах кандидата от власти Татарский разрабатывает концепцию, согласно которой избиратель должен ощущать тревогу за свое настоящее и делать выбор в пользу сильного, стабильного кандидата.

Но если хаос у Пелевина – это отражение умонастроений 90-х годов, деталь сугубо историческая, то для Крусанова хаос – это эсхатологический крах, приближение конца света как апофеоза мировой войны, в общем, никаких абстракций, все предельно серьезно.

Крусанова читать жутко, особенно в наши дни, когда милитаристическая риторика и геополитическая нестабильность серьезным образом расшатывает наши нервы. В 90-е и нулевые «Укус ангела» казался исключительно альтернативной историей, плодом мечтаний ультраправого имперца, обожающего баталистику и сильную власть, но в то же время явно испытывающего ужас перед картинами мировых войн и бесчеловечных репрессий. «Укус ангела» можно и нужно воспринимать как грозное пророчество. Я снова вернусь к мысли о том, что ключевым вопросом романа, на мой взгляд, является проблема механизмов, тех скрытых рычагов, которые повергают целые континенты в пучину войн.

Итак, «Укус ангела» - это блестящий роман, злободневный, написанный ярким слогом, с интересным сюжетом и богатой философской концепцией, от того еще печальнее, что в последующие романы Крусанова не смогли даже приблизиться по качеству к «Укусу ангела», что и предопределило, по сути, забвение автора для широких читающих кругов. Но хорошая литература не должна оставаться без внимания, поэтому подписывайтесь на мой канал, ставьте лайк, рассказывая о нём друзьям, вас ожидает еще много интересного.


Источник
Обсудить
Loading...
Добавить комментарий
Комментарии (0)
Прокомментировать
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Наш коллектив
Партнеры