Телефоны приемной:
+7(952) 972 5000
+7(952) 813 9006
» » Деструктивный оптимизм или сказка про «авось»: почему не надо думать, что у вас всё хорошо

Деструктивный оптимизм или сказка про «авось»: почему не надо думать, что у вас всё хорошо

20 февраль 2020, Четверг
132
0

Быть оптимистом — хорошо и полезно, позитивные установки — это новый черный. Мы не спорим, но если у вас болит зуб, а вы не идете к врачу, надеясь, что всё пройдет само и скоро жизнь наладится, должны вас расстроить — не наладится. Сила намерения не вылечит кариес, и чем дольше вы откладываете визит к дантисту, тем больнее вам будет, и тем дороже будет стоить лечение, и неприятнее будут его последствия. О "деструктивном оптимизме" и его опасностях — в новой колонке Марины Пустильник.

После колонки про оптимизм, который продлевает нам жизнь, подруга попросила меня написать про другой вид оптимизма, “преступный”, как она его назвала. По ее словам, преступный оптимизм способен свести человека в могилу ничуть не хуже, чем оптимизм обычный способен это схождение оттянуть. Мне не очень нравится слово “преступный”, поэтому я заменю его, с вашего позволения, на “деструктивный”, и мы поговорим.

Деструктивный оптимизм или сказка про «авось»: почему не надо думать, что у вас всё хорошо

Я, конечно, уже слышу, как кто-то из читателей говорит: “Но, Марина, как так? Разве ты не писала, что твоя любимая мантра: «Все будет хорошо, все уже хорошо, и у вас тоже»? А теперь ты утверждаешь, что не всякий оптимизм хорош! Как же так?”

Смотрите, с мантрой все просто. Я искренне верю, что у меня и у вас, читающих эти строки, действительно все хорошо, если не терять из виду главное. А главное тут вот: мы с вами принадлежим к “золотому миллиарду”. У нас есть крыша над головой, теплая одежда, еда и, скорее всего, работа. Наши основные потребности закрыты, ведь именно поэтому вы сейчас читаете сайт про самообразование и саморазвитие. Об этом стоит помнить: даже когда жизнь поворачивается к вам условным задом, вы все равно (с сильно ненулевой вероятностью) остаетесь в “золотом миллиарде”, и именно поэтому я считаю важным напоминать и себе, и другим, что “все хорошо”. 

Но одно дело помнить о главном, верить в прогресс (свой собственный и мира вокруг) и строить планы на будущее, а другое дело – деструктивный оптимизм. И, конечно, все это очень тонкая материя. Где проходит та грань между верой в то, что все будет хорошо, которая поддерживает на плаву и не дает опустить руки, и неспособностью посмотреть реальности в лицо, когда уже пора кричать SOS, проситься на ручки, бежать к врачу или закрывать кредитную линию? 

В первом замужестве я и сама была примером деструктивного оптимизма, из раза в раз веря во все те красивые слова, которые говорил мне муж. Я верила, что вот сейчас-то он, наконец, пойдет работать. Что того человека, за которого я выходила замуж, еще можно вернуть. Я слышала только то, что хотела слышать, и видела только то, что хотела видеть, игнорируя все остальные “красные флаги”. Мне понадобилось три года, чтобы понять, что эти отношения нужно заканчивать, хотя наблюдавшим меня со стороны подругам это было очевидно гораздо раньше. Теперь же у меня есть подруга, чей деструктивный (чтобы не сказать “преступный”) оптимизм в отношениях временами заставляет меня бегать по потолку (и высказывать свое ценное мнение тоже, но без особых успехов). 

Подруге, которая попросила меня написать об этом феномене, деструктивный оптимизм стоил двух миллионов рублей и одного незакрытого творческого гештальта, который долгие годы очень сильно мешал ей жить. Отсняв в ходе нескольких месяцев поездки по стране сотни часов потрясающего материала для документального сериала о России, она вложила все оставшиеся деньги в организацию монтажа, доверив это дело не тому человеку. И когда первый потраченный миллион не принес никаких результатов, она вложила еще миллион, продолжая верить в то, что все будет хорошо и все получится. Учитывая ее многолетний опыт работы в страховой отрасли и способности к аудиту чего угодно, чем-либо, кроме пресловутого деструктивного оптимизма, подобное решение объяснить сложно. Будь на ее месте в тот момент кто-либо из нас, она смогла бы взглянуть со стороны и сказать: “Да что же ты делаешь?” – но сказать это самой себе не смогла, пока деньги не закончились окончательно. С тех пор прошло уже больше шести лет, и только сейчас этот фильм оказался на столе талантливого монтажера, который, будем надеяться, закончит его и подарит моей прекрасной подруге возможность ответа на вопрос: “А что с тем твоим фильмом?”

Другая моя подруга застряла на два месяца в Израиле, куда она приехала на неделю, из-за того, что на день отложила срочный визит в больницу. За это время небольшое отслоение сетчатки превратилось в полномасштабную проблему, поставившую ее перед выбором срочно лететь обратно домой, рискнув своим зрением, или сказать “спасибо, боже, что с деньгами”, остаться в Израиле, пройти процедуру по возвращению сетчатки на место и ждать, пока врачи дадут добро на обратный перелет. Подруга моя – профессор психологии в Джорджтауновском университете, поэтому объясняет, что задержка с визитом в больницу стала отсутствием в ее жизни правильного сценария реагирования на ситуацию, но говоря доступным языком, она тоже проявила деструктивный оптимизм, несмотря на свою принадлежность к группе риска. 

Другая моя старшая подруга рассказала мне буквально на днях про неприятный опыт проверки на рак груди, когда маммография вылилась в УЗИ, а УЗИ в биопсию, получение результатов которой затянулось на два очень неприятных месяца. Результаты биопсии принесли долгожданное облегчение, но не отменили необходимости повторной проверки. Проблема в том, что с тех пор прошло уже три или четыре года, а на повторную проверку она так и не отправилась. Да, ложно-положительный результат, который довел ее до биопсии, это как тот мальчик, который кричал “Волки, волки!”, когда их не было. Да, “меня ничего не беспокоит” кажется достаточным поводом для спокойствия, и да, кажется, что консультации со знакомым онкологом может быть достаточно, но медицинские протоколы придуманы не просто так. 

К слову про медицинские протоколы и деструктивный оптимизм. Год назад я родила дочку. Вынашивала я ее с диагнозом “диабет беременных”, и после родов получила рекомендации эндокринолога: через два месяца сдать батарею анализов и с этими анализами приехать на консультацию. Те, у кого есть или были маленькие дети, знают, что когда ребенку 2 месяца, довольно сложно выкроить время на анализы. Их я сдала где-то через полгода после родов, а вот попасть с ними к эндокринологу в Израиле, где я сейчас живу, оказалось очень непросто. В общем, я решила, что приеду и схожу к эндокринологу в Москве. Но вот я приехала, в расположенной рядом клинике не оказалось свободных мест на приеме, а ехать куда-либо еще у меня просто нет времени. И я решила махнуть рукой. Анализы у меня вроде бы в норме, и как-то глупо ехать к эндокринологу на 10 месяцев позже назначенного срока. А сегодня позвонили и сказали, что появилось место на прием. Я сначала отказалась, а потом сама себе сказала: “Ты пишешь статью про деструктивный оптимизм, и сама же его демонстрируешь. Неужели от тебя убудет сходить на прием?” В общем, иду, с опозданием, но соблюдая рекомендации врача, потому что лучше все-таки быть здоровой. 

К чему я рассказываю все эти истории? Как они бьются с моим предыдущим текстом о том, что оптимизм полезен для здоровья и душевного благополучия? Как отличить деструктивный оптимизм от конструктивного? 

Я не волшебник, я только учусь, и во многих вещах сама только начинаю разбираться, но мне кажется, что деструктивный оптимизм больше всего похож на полагание на “авось”, и в этом смысле является частью российского культурного кода, тогда как излишне позитивное мышление – это часть американского культурного кода. Там, где американец мысленно нарисует себе светлое будущее, и, удовлетворившись картинкой и полученными от нее эмоциями, застрянет, не дойдя до стадии реализации, русский человек посмотрит на ситуацию, махнет рукой, понадеется, что “Бог не выдаст, свинья не съест”, и продолжит жить своей жизнью, рассчитывая, что подсознательно осознаваемая проблема рассосется сама. 

Как с этим бороться? Точно так же, как компаниям и проектам нужен периодический аудит со стороны, сторонний взгляд нужен и нам, людям. Тонкая грань между конструктивным и деструктивным оптимизмом лучше видится издалека, а не когда ты находишься в центре циклона. Да, всегда можно заявить, что ты знаешь себя или свою ситуацию лучше, чем кто-либо другой, и поэтому не готов слушать советы. Но проблема в том, что человеку привычно держаться за статус-кво как за что-то знакомое и понятное, подсознательно избегая перемен. Эта привычка окрашивает происходящее с нами в розовые цвета и мешает увидеть реальность. Поэтому, хорошо бы, конечно, нам всем осознанности, чтобы уметь распознавать свои когнитивные искажения, но это долгий и сложный путь. Хорошо бы, чтобы у каждого не только был друг-аудитор, но и готовность советам этого друга следовать, но и это требует не только наличия настоящих друзей, но и определенной работы над собой. 

Поэтому давайте договоримся хотя бы о том, что есть некоторые сценарии реагирования, которые нужно не только знать, но и следовать им. 

Если ты обнаружил(а) себя в отношениях, где тебя унижают – беги. Если человек взял деньги и не выполнил работу – не давай ему больше денег (если взял в долг и не отдал долг, тоже, конечно, лучше воздержаться от дальнейшего кредитования, но тут ситуации бывают разные). Если ты находишься в медицинской группе риска, лучше перебдеть. А если человек обманул тебя — он сделает это снова. 

«Цех» — медиа о непрерывном образовании взрослых людей. Мы целиком захвачены идеей постоянного развития личности — профессионального, интеллектуального, эмоционального и даже духовного. Мы исследуем, как, чему и где лучше всего учиться и, главное, зачем. Если вам понравился этот материал, подпишитесь, пожалуйста, на нашу почтовую рассылку.


Источник
Обсудить
Loading...
Добавить комментарий
Комментарии (0)
Прокомментировать
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Наш коллектив
Партнеры