Телефоны приемной:
+7(952) 972 5000
+7(952) 813 9006
» » Неоднозначное произведение М. Петросян "Дом, в котором". Часть 1.

Неоднозначное произведение М. Петросян "Дом, в котором". Часть 1.

02 январь 2020, Четверг
110
0

Сегодня поговорим о книге, которая не оставляет никого равнодушным, книге о детском доме, человеческой жестокости, страхе и мечтах тех, кто вынужден там расти. Я говорю о романе Мариам Петросян «Дом, в котором».

Для начала скажу, что мне книга не понравилась. Я не хочу оскорблять чувства поклонников, поэтому если вы в восторге от этого произведения, не читайте эту статью, сразу переходите к следующей. Те же, кто как и я, остался в недоумении от прочитанного или сомневается в том, имеет ли смысл уделять этому время, могут прочесть мое скромное мнение.

Я начну издалека. Мариам Сергеевна – художница по образованию, которая долгое время проработала сфере мультипликации. Это наложило соответствующий отпечаток на то, как она пишет. «Дом, в котором» подкупает своей визуальной фантасмагоричностью, а многие сцены по уровню своей драматичности напоминают кино.

Подтверждением того, что в книге есть множество запоминающихся образов и созданный с любовью мир является в том числе обилие фанк-арта.

После своего выхода в 2009 году книга получила множество литературных премий, а по ее мотивам поклонники регулярно проводят ролевые игры. В документальном фильме писателя мирового масштаба Стивена Фрая «Открытая книга России: писатели во времена Путина», вышедшем в 2013 году, Мариам Петросян упоминается в шестерке лучших авторов современной России наряду с Захаром Прилепиным, Людмилой Улицкой, Дмитрием Быковым, Владимиром Сорокиным и Анной Старобинец.

Разумеется, данная подборка весьма субъективна, иначе как можно объяснить то, что человек, не позиционирующий себя как писатель, не занимающийся писательством профессионально, оказался в этом списке.

Когда я впервые услышала об этой книге, у меня возник закономерный вопрос: а что же в ней такого особенного? Может быть те, кто ее читает, открывают для себя какие-то невероятные сцены? Может, эта книга как-то меняет сознание, подобно величайшим произведениям русской классики? Поэтому я подходила к «Дому, в котором» с, мягко говоря, завышенными ожиданиями, и поэтому так болезненно отнеслась ко всем ее недостаткам, не делая скидку на долгую сумбурную историю создания, и не принимая в расчет то, что эта история написана, по большому счету, подростком для подростков. Возможно, я и прозвучу категорично, но это не роман, не литературное произведение. Сама писательница дает четкое определение своей книге: «это было место побега».

По сути, мы имеем дело с продуктом сублимации, не ставящим себе никаких художественных задач. Я же придерживаюсь мнения, что хорошее литературное произведение должно быть целостным и качественно продуманным высказыванием.

Что же нам предлагает Мариам Сергеевна? Я пообщалась друзьями, которые читали «Дом…», но когда речь заходила о пересказе сюжета, все они терялись: о чем рассказывает книга? Ну, о детском доме для инвалидов, об изнанке, которая тем, кто смотрел популярный зарубежный сериал «Очень странные дела», не кажется такой уж уникальной идеей. О дружбе и становлении личности, глупых взрослых и многомудрых детях.

Так а в чем сюжет? А его нет. Такой ответ я слышала не от одного человека. Это, конечно, тоже не совсем правда.

Книга начинается с того, что еврейский мальчик-колясочник по кличке Курильщик ссориться со своей группой образцовых воспитанников школы-интерната. Его вызывают к директору и переводят в четвертую группу, где он знакомится с необычными детьми-инвалидами, которые изъясняются и ведут себя крайне загадочно. Это бесит Курильщика, и в итоге он начинает противостоять и им, хотя окружающих его поведение не сильно заботит, но это я сейчас очень сильно упрощаю.

Второй сюжет первой части трилогии рассказывает о том, как мама другого важного персонажа по кличке Кузнечик, который потом берет себе прозвище Сфинкс, приводит его в интернат, как он в нем обживается, как охотно принимает правила игры, установленные старшими детьми в доме, и так далее. Казалось бы, история начинается слаженно, что может пойти не так? А все идет не так, когда читатель задает логичные вопросы, на которые автор не в состоянии дать ответ.

Центральным событием произведения становится ночь выпуска. В ретроспективе мы узнаем, что старшие, движимые страхом перед тем, что их мир рухнет после выпускного, устраивают резню по причине, о которой толком не говорится. Читатель должен как бы догадываться сам. В ходе нее многие дети убивают друг друга, под нож попадает любимый воспитатель Кузнечика-Сфинкса.

После этой трагедии многие учителя уходят, директора увольняют, но он продолжает работать сторожем при доме и ничего не меняется. Психически нестабильные дети продолжают носить заточки и лезвия, употреблять самодельный спирт и даже наркотики, нападают друг на друга, не говоря уже о том, что в определенный момент именно они решают, что девочка можно приходить ним гости и заниматься сексом с ними. Спрашивается, куда смотрят взрослые? Почему комнаты не досматриваются, как это, судя по воспоминаниям Гонсалеса Гольеги, происходило регулярно в детских домах для детей с ограниченными возможностями.

Ответ: взрослые в этой книге тупые все поголовно. Петросян рисует и родителей, и воспитателей, и директора так, что к ним ничего, кроме отвращения, испытывать невозможно. Она как бы заигрывает с подростковой аудиторией, забывая про то, что именно благодаря взрослым, такие учреждения держатся на плаву.

И где находится этот дом? Судя по пристрастиям детей, кличкам некоторых из них и множеством отсылок к американской поп-культуре, дело происходит не в СССР.

Но вспоминается «Белое на черном» и тот контраст, который ощутил Гонсалес Гальего после посещения Америки, где не было столь же наплевательского отношения, с которым он столкнулся в России.

Воспитанники Дома боятся выпускного не по тем же причинам, по которым его боялся герой «Белого на черном», их не переведут доживать в дом престарелых. Взрослым все равно, что их воспитанники тайком покидают территорию интерната, крадут автомобили и общаются с подозрительными личностями. Взрослые как будто есть, но их как будто нет, и это вызывает еще больше недоумений.

То есть дом находится в черте города, пускай и на окраине, кто-то поставляет детям еду, производит медицинский осмотр, обеспечивает их одеждой и обувью, снабжает водой и электричеством. Но когда не в первый раз его воспитанники убивают друг друга, и полиция приходит в Дом, никого не смущает то состояние, в котором содержатся дети. Ни полагающегося следствия, ни тщательных допросов, ни поиска улик и снятия отпечатков пальцев не производится…

Продолжение следует…


Источник
Обсудить
Loading...
Добавить комментарий
Комментарии (0)
Прокомментировать
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Наш коллектив
Партнеры